Главная Партенит Золотой запас Партенита

Крым и Украина

Партнёры и друзья

Мобильная версия

Новый сервис объявлений на нашем сайте: разместите Ваше объявление о сдаче жилья бесплатно!
 
 
biletikaero
 

Золотой запас Партенита


Благоприятные для Фрунзенского обстоятельства, необыкновенно удачно сложившиеся в 1960-70-х годах, нужно было еще и правильно использовать.


До этого почти не упоминалось о непосредственных, «гражданских» руководителях поселкапредседателях поссовета. Объяснение этому простое. До начала строительства военных санаториев Фрунзенское, как уже говорилось, было ничем не примечательным селом, у которого, также как и у тысяч подобных ему населенных пунктов, в те годы не было средств и возможностей на проведение не то что масштабных, а даже простеньких преобразований, не говоря уж о каком-либо капитальном строительстве или радикальном переустройстве.


То были времена жесткого централизованного управления народным хозяйством и экономикой.


Бюджет поселка тогда представлял собой некую спущенную сверху плановую смету, статьи которой содержали строго обозначенные суммы, предназначенные лишь только на покрытие самых необходимых потребностей данного населенного пункта. Решение о каком-либо значимом строительстве или капитальной модернизации принимались только вышестоящими государственными органами, из государственных же фондов выделялись и средства на это. Собственно говоря, иных фондов и не было. Самостоятельность со стороны местных властей не поощрялась. За иные инициативы, особенно если они были связаны с денежно-финансовыми расчетами, рискнувший руководитель мог в те годы легко слететь со своего поста, а то получить и что похуже. Время тогда было непростое. Вот почему роль председателей поссовета в обустройстве Партенита вплоть до 60-х годов была невелика. Осуществлять какие-то радикальные, коренные преобразования в поселке, ввиду отсутствия нужных для этого полномочий и финансовых возможностей, они никак не могли.


Совсем по-другому повернулась ситуация во Фрунзенском после начала строительства военных санаториев. Конечно же, как-то влиять на льющийся полноводный финансовый поток для строительства, даже в той его части, что предназначался поселку, Фрунзенский поссовет не мог. Весь денежный оборот и финансовые расчеты проходили только по военному ведомству. Военные даже при желании не могли впрямую пополнять поселковый бюджет. Это было бы расценено как злостное нарушение государственной дисциплины и расхищение средств со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но у поссовета все же был козырь, иногда помогавший ему в решении возникавших порой разногласий с военными по поводу строительства в поселке. Этим козырем была земля, находившаяся в пределах границ поселка, которой поссовет относительно самостоятельно мог распоряжаться.


Правда, этот поселковый козырь военными бился сравнительно легко, но все же иной раз с его помощью удавалось кое-чего добиться дополнительно, сверх того, на чем, бывало, намеревались остановиться военные строители. В этих условиях роль председателя поссовета возросла, он становился достаточно значимой фигурой и получал некоторые дополнительные возможности повлиять на процесс становления поселка. Но, чтобы сполна воспользоваться этим, от руководителя поселком требовалась способность мыслить на перспективу, иметь хозяйственную сметку, и, кроме того, он в обязательном порядке должен был обладать хорошими дипломатическими способностями. Дело ведь не ограничивалось простой схемой взаимоотношений один в один, когда бы один начальник спокойно решал все вопросы с другим начальником. При одновременном строительстве во Фрунзенском множества объектов, вопросы руководства и координации были многократно сложнее. Начать с того, что поселок строила не одна-единственная организация. Его возводили два весьма мощных военных ведомства, к тому же принадлежавших разным родам войск.


Дом отдыха «Айвазовское», как уже отмечалось, строили моряки Черноморского военного флота. Строительство жилого фонда в микрорайоне, прилегавшем к здравнице, велось ими как бы добровольно, ввиду необходимости жилья для сотрудников. Но добиться их согласия на возведение других объектов в поселке было делом не совсем простым. Все же, с подключением разных инстанций, это обычно удавалось, и, благодаря усилиям военных моряков, во Фрунзенском были построены школа, здание поссовета, дом 10 по ул. Солнечной, ресторан «Медведь», лодочная станция и некоторые другие объекты поселка.


Военные строители, возводившие санатории «Фрунзенское» и «Крым», строили другую часть объектов поселка, в нижней его части ближе к морю. Эти строители относились к ОКСу (отдел капстроительства) ГИУ (главного инженерного управления) РВСН. Кстати, военные строители ГИУ РВСН (Ракетные войска стратегического назначения) выполнили большую часть работ при строительстве знаменитого космодрома Байконур. Часть из них приняло участие и при возведении ЦВС «Крым» в нашем поселке.

 

Руководителей всех степеней было немало. Строительство санатория «Крым», к примеру, вело восемь отдельных строительных подразделений, подчинявшихся ОКСу, который в свою очередь был подотчетен ГИУ. И у всех были командиры и начальники. Но, правда, имелось одно обстоятельство, значительно облегчавшее работу с воинскими подразделениями. В те годы в армии была очень значима роль политотделов, которые в обязательном порядке имелись во всех крупных войсковых подразделениях. Был политотдел и при строительных частях, занимавшихся возведением санаториев во Фрунзенском. Ныне живущий в нашем поселке, хорошо известный большинству партенитцев И.П. Старцев как раз и был тогда его руководителем. Строительные части во Фрунзенском были укреплены политотделом 20 мая 1970 года, после передислокации сюда его тогдашнего штата из города Первомайска Николаевской области. Политотделу вменялось в обязанность решать вопросы организованности и дисциплинированности строительных частей, дислоцировавшихся в поселке. Шел серьезный спрос с начальников строительства, командиров частей, политработников за своевременное и качественное выполнение работ по возведению санаторных корпусов и строительству в поселке. В досрочной сдаче ЦВС «Крым» заслуга политотдела была безусловно велика.


В те напряженные, формировавшие окончательный облик поселка годы, председателем Фрунзенского поссовета был (с 1968 г.) П.А. Пчелинцев, которого без преувеличений можно назвать первой значимой и весомой фигурой среди всех предшествующих ему руководителей поселка. Он был порядочным, уважаемым как среди жителей поселка, так и среди военного руководства человеком и, наряду с этим, очень ответственным, компетентным руководителем, обладавшим к тому же недюжинными дипломатическими способностями. А дипломатия в сложившихся тогда условиях вообще выдвигалась на первый план. Кроме того, тогдашнему руководителю поселком было совершенно необходимо умение видеть перспективу. Дело в том, что одной из особенностей формирования внешнего облика нашего поселка была скоротечность и даже спешность его застройки. По этой причине для Фрунзенского не успели разработать Генплан поселка. Соответственно не было строго определенного плана строительства и размещения объектов. Это требовало от руководителя поселком мгновенной реакции и правильной ориентировки в быстро меняющихся обстоятельствах при строительстве, сложившимся таким образом.


В связи с этой особенностью возведения нашего поселка следует отметить одну деталь. Сейчас, по истечении почти сорока лет с начала того, фундаментального строительства Партенита, мы, его жители, думается, должны поблагодарить судьбу за то, что у поселка не было тогда Генплана. Представим себе, что Партенит строился бы по архитектурным советским меркам тех 60-х годов. Ну никак не верится, что сейчас, в наше время, это выглядело бы респектабельно и привлекательно. Уникальность и красота нашего поселка как раз и заключается в его особом архитектурном своеобразии, которому послужила вольная и даже в чем-то хаотичная его застройка в те годы. Именно тогда внешний облик Партенита приобрел свою неповторимость и только ему присущий колорит.


Военные строители особо не радели о красотах и удобствах в поселке. Своей главной задачей они считали возведение жилья, не затрудняя себя хлопотами по созданию необходимой поселку социальной инфраструктуры. А ведь кроме водо- и теплосетей, канализационно-очистных систем, поселок нуждался в почтамте, медицинских заведениях, школьных и дошкольных учреждениях, спортивно-развлекательных сооружениях и прочих объектах соцкультбыта. О их возведении приходилось договариваться дополнительно, что требовало определенного умения убеждать, уговаривать, подключать в помощь другие инстанции, умело использовать право собственности на поселковые земли. На счастье, П.А. Пчелинцев полностью соответствовал требованиям сложившегося тогда в поселке положения. Он находил общий язык как с военным руководством, так и с вышестоящими гражданскими инстанциями — Алуштинским и Крымским исполкомами, где с его мнением считались, что не раз помогало ему в решении разного рода вопросов.


Часто многие вопросы зависели от личных, дружеских отношений. К примеру, П.А. Пчелинцев был довольно хорошо знаком с А.А. Гречко. Во многом благодаря этому обстоятельству однажды к дверям поссовета подкатила «Волга». Подаренная маршалом машина стала первой административной транспортной единицей Фрунзенского исполкома.


А.А. Гречко любил наш поселок, ему всегда нравилось делать его жителям подарки. Многие старожилы Партенита помнят историю появления во Фрунзенском танцплощадки. Однажды вечером, прогуливаясь по поселку, Гречко увидел в сквере Победы молодежь, устроившую себе танцы под магнитофон. Заинтересовавшись, он подошел к ребятам и узнал, что в поселке нет танцплощадки. Место, где можно было бы потанцевать, каждый раз приходилось искать заново. Ему даже показали, как в таких случаях подключается магнитофон (провода от магнитофона забрасывались на висящую линию электропередач). Поговорив еще немного, Гречко ушел. А через три (!) дня парни и девушки поселка уже могли организовывать танцы на новенькой танцплощадке — Гречко не любил откладывать дела в долгий ящик.


Военным, как уже говорилось, почти всегда удавалось добиться передачи земельного участка, который им требовался, но происходила передача отнюдь не безвозмездно. Как правило, почти во всех таких случаях утрату территорий поселку в той или иной форме компенсировали. Ясно, что решение о получении чего-то взамен само с неба не падало, этого надо было настойчиво добиваться. Предложения о видах и формах компенсации (о денежном возмещении речи быть не могло) за землю давал военному руководству П.А. Пчелинцев, который предварительно согласовывал это с Алуштинским руководством, а иной раз и с Крымским облисполкомом. При обсуждении этих вопросов порой возникали споры, но все же, чтобы заполучить нужный земельный участок, военные соглашались даже на очень внушительные по объему и стоимости капитальные работы.


Например, в компенсацию за отданный санаторию «Фрунзенское» пляж от Медвежонка до речки, и еще один небольшой пляжный участок в районе нынешнего санаторного причала, был проделан огромнейший объем насыпных и бетонных работ по обустройству поселкового пляжа, который до проведения этих работ представлял собой малопригодную для купания каменную осыпь.


Платой за снос ветхого, наполовину деревянного здания кафе «Вечернее», которое ранее располагалось на территории у кинотеатра «Южный», стало строительство ресторана «Медведь». И таких примеров было много. Но сбывались не все пожелания военных. П.А. Пчелинцеву, при поддержке Крымского облисполкома, удалось отстоять кедровую рощу, расположенную за санаторием «Крым», как ни домогалось заполучить ее руководство здравниц. Удалось ему отстоять и место по улице Победы, то есть почти в центре поселка, где военные отчего-то вознамерились построить четыре теплицы. Их, в конце концов, все же построили, но уже на краю поселка (под плотиной). Непросто было решить вопросы с жильем для тех, кто не работал в санаториях. С большим трудом, чуть ли не с боями, приходилось выбивать жилплощадь, которую поссовет должен был получать согласно установленной квоты от готового жилья. Размер квоты составлял семь процентов от общей площади сдаваемого в эксплуатацию жилого фонда. Впрочем, по сравнению с другими населенными пунктами Крыма, квартирный вопрос во Фрунзенском особо остро не стоял. Практически все, поступавшие работать в санаторий, в течение 2-5 лет квартиры получали.


Не забывали в поселке и о самых маленьких жителях. Во Фрунзенском к концу семидесятых годов работало три детских садика с ясельными группами. Была открыта детская музыкальная школа. Накануне ее открытия случилась довольно неприятная история. Пропали все музыкальные инструменты, уже было отправленные в адрес школы. Пришлось П.А. Пчелинцеву, который был одним из инициаторов и организаторов открытия школы, переквалифицироваться в детектива. И он нашел пропажу. Инструментам «приделали ноги» спецы из Алуштинского гороно. Понадеявшись на то, что все сойдет им с рук, они перенаправили полученный на Фрунзенское комплект инструментов в адрес другого музыкального учреждения. Но номер не прошел. Гороно поимело большие неприятности, а инструменты попали к их законным владельцам.


Земля имелась не только у поссовета. Еще большие по площади земельные участки для строительства санаториев военным предоставило Опытное хозяйство «Приморское».
Земли, которые принадлежали «Приморскому», тянулись вдоль подножья Аю-Дага как раз там, где и было предназначено стоять корпусам военных санаториев. Особенно жалели тогда в «Приморском» об участке земли, где ближе к Медведю сейчас стоят высотки «Крыма». В том месте существовал особый микроклимат, только в котором могли произрастать шесть особо ценных декоративных культур. Увы, теперь в Крыму их уже более нет.


Компенсировали «Приморскому» утраченные земли хоть и простым, но требовавшим очень больших по объему работ способом — террасированием. Часть предгорья Аю- Дага, оставшаяся в распоряжении «Приморского», представляла собой полого спускавшиеся склоны и холмы, большей частью малопригодные для посадки саженцев декоративных кустов и растений, на чем специализировалось хозяйство. Для того, чтобы можно было производить их посадку в более удобных условиях, склоны террасировали — вместо пологих их делали уступами — террасами. В результате таких работ получалась своего рода гигантская лестница. Террасирование в основном коснулось участков в районе Винера, на других склонах такие работы тоже велись, но в меньших масштабах. Именно поэтому сейчас около половины земель «Приморского» представляют собой террасированные участки.

Да, с расходами на строительство санаториев и на все, что с этим было связано, военные не скупились. Можно привести такой пример. На том месте, где сейчас стоит проходная санатория «Крым», ранее была впадина, огромный овраг. Можно было сделать некоторую перепланировку объектов санатория и его «обойти», но военные приняли военное же решение — овраг уничтожить, то есть засыпать. Для того, чтобы сделать это, пришлось проделать гигантский объем земляных работ. Расходы на грузовые автоперевозки, засыпку, трамбовку и прочую сопутствующую работу составили огромную по тем временам сумму в два миллиона рублей. На эти деньги тогда можно было построить два пятиэтажных жилых дома.


Но это было внутренним делом военного ведомства. Нас же сейчас интересует совсем другой вопрос. Окупилось ли то, что часть ранее принадлежащих Партениту земель была отчуждена и, по всей видимости, для поселка утеряна? Ответ на этот вопрос станет ясным, если мы вспомним, что собой представлял Партенит в начале 60-х годов, до начала строительства санаториев, и каким он стал в 80-е годы. И как тут ни прикидывай, как ни оценивай, результат однозначен — земли, отданные МО СССР, Партениту не просто окупились. Они отданы за воистину золотую цену: ведь в обмен, вместо невзрачного, ничем не примечательного села, мы получили красивый, неповторимого облика, своеобразной архитектуры, уникальный поселок, ставший достойным партнером своему знаменитому соседу — могучему и легендарному Медведю.


Партенит стоит на золотой земле. Это надо помнить всем и всегда, особенно в настоящее время. Земля была, есть и всегда будет главным богатством поселка. Земля является воистину золотым запасом Партенита, по своему значению она аналогична наличию золотовалютного резерва в государстве. Земля — основной ресурс развития и процветания поселка. Потому, решающим в дальнейшей судьбе Партенита будет то, как мы станем ею распоряжаться.

 

© из книги Леонида Жидких "Хроники Партенита", ПЦ "Новая эра", Симферополь, 2007 г. Фото Андрея Яркова.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск по сайту

Войти



Контакты

У нас в гостях:

Яндекс.Метрика